Рождественский фестиваль
поэзии и музыки

 
» » Сахарная Радуга - ОРАНЖЕВЫЙ ПОДВИГ ИЛИ КАК УКРОТИЛИ ДОЖДЕВУЮ ТУЧУ

Сахарная Радуга - ОРАНЖЕВЫЙ ПОДВИГ ИЛИ КАК УКРОТИЛИ ДОЖДЕВУЮ ТУЧУ

ОРАНЖЕВЫЙ ПОДВИГ ИЛИ КАК УКРОТИЛИ ДОЖДЕВУЮ ТУЧУ

Солнечный зайчик весело скакал по балкону, задевал бабушкины кактусы и потешался над колючками: «Эта как у папы! И эта как у папы! И самая большая - тоже как у папы!»
«Вот и неправда! Папа не колючий!» - Юля погрозила зайке пальчиком, но он еще больше раззадорился: «Папины колючки!!! Папины колючки!!!»
Конечно, Юля рассердилась: «Ах, так! Сейчас схвачу за ухи!»
А Шустрик стал дразниться: «У меня не ухи! А вот и не уловишь!»
«Ну, зайка барабанный, ну, Щипище-Щекочише, держись!» - девочка попыталась схватить дразнилку. Но Шустрик шмыгнул между кактусами и Юля уколола пальчик. Настроения как не бывало. И небо тут же посерело, и на ресницах появились слезки.
- Ты на него не обижайся.
Юля вздрогнула и оглянулась. На балкон вышел папа. Но совсем не такой как обычно. Правая щека у него были в пене, а левая побритая. «Что тут у нас? - он осмотрел ладошку и подул на покрасневший пальчик - Вот так. До свадьбы заживет!»
- А когда у меня будет свадьба?
Папа растерялся: «Ну, не знаю… когда подрастешь…»
«Знает-знает - солнечный зайчишка снова появился на стекле – Все он знает, но сказать не хочет».
«И ты здесь - папа подхватил Шустрика и посадил к себе на плечо – Сто лет не виделись, приятель».
«Сколько-сколько? - от показного возмущения солнечный зайчик упал на хвостик, скорчил рожицу и уморительно задергал лапками - Не сто лет, а двадцать два года, четыре месяца и сорок пять часов!»
«Вот ведь как… - папа как-то грустно улыбнулся и погладил зайку за ушком - Ну, здравствуй, Шипеще-Щекочище».
И снова Юля удивилась: «Неужели папа знал про Медю?» А он привлек к себе дочку и неожиданно спросил: «Ты знаешь, какой сегодня день? Сегодня вторник и одна Очень Интересная Принцесса нам прислала липовый цветок».
«А причем здесь липовый цветок?» - Юля примостилась рядом с папой.
«Притом, что именно сегодня! - Шустрик соскользнул с плеча и во всю заплясал по балкону - Притом, что именно сегодня! В самый солнечный июньский вторник! На Большой Ромашковой Поляне! Зацветает Золотая Липа! В этот день самые дорогие гости собираются на званый пир. И если КТО-ТО опять опоздает» – зайчик покосился на папу и состроил смешную гримасу - «он навсегда останется без сладкого и забудет что такое радость!»
Папе немного смутился. Но Юля не заметила смущения и вслух подумала: «А в чем мы поедем на бал?»
Зайка с видом знатока стал распоряжаться: «Большое платье одевать не обязательно! Главное – взять настроение. Без настроения… без настроения ничего хорошего не будет! И главное – без лишней суеты, чтобы не порвать летучки. Потому, что в штопаных носках никто никуда не полетит!»
«Вот ведь как…» - папа сник и виновато посмотрел на дочку.
- У тебя были летучки? Они порвались? И мы не сможем полететь на бал?
«Мы полетим! Еще как полетим! Выше всех! Быстрее всех! И лучше всех!» - от нетерпения солнечный зайчик запрыгал по балкону. Шустрик всем своим видом хотел показать насколько он сообразительный. Его просто распирало от восторга. Но зайчишку это не пугало. А когда он стал совсем большим, Шустрик как заправский скакун остановился перед папой, тряхнул головой и призывно забарабанил лапками: «Кто не трусит, садись на меня! То-то Медя удивится!!!»
Папа взобрался на Шустрика, подхватил Юлю и усадил ее перед собой. Зайка оглянулся на седоков и посоветовал: «Мы, солнечные зайчики, такие прыткие! Вы только крепче за уши держитесь – и добавил - У нас, у заек, не ухи, а уши. Запомнила? Ну, что поехали! На раз-два-три…» Шустрик подобрался, оттолкнулся от пола и как пуля вылетел в окно. Скакал он быстро – чтобы туча не догнала. С нею зайка в прятки не играл. Потому, что для солнечных зайчиков грозовая туча — злейший враг. Закроет солнышко - и нет игры. В два прыжка, а может и быстрее, все трое оказались на Большой Ромашковой Поляне. Со всех сторон к огромной старой липе слетались бабочки, жуки и пчелы. Каждый гость был в разноцветных крылышках и с золотистым букетом.
«Ваш пригласительный?» - фиолетовый кузнечик отсалютовал крохотной шпагой и принял у папы липовый цветок. Он долго рассматривал пропуск. Даже показал его напарнику – такому же, но только красному, кузнечику. Убедившись в том, что пропуск настоящий, стражники возвратили цветок и галантно раскланялись. «Добро пожаловать на бал! Королевский букет над головой! Сладкие напитки и праздничная пыльца на нижних ветках. Если будете участвовать в турнире – запись возле вазы с одуванчиками» - на прощание кузнечики еще раз отсалютовали и поскакали к новоприбывшим гостям.
«Я к королевскому букету» - солнечный зайчик уменьшился до прежних размеров (кстати, Юля с папой тоже стали маленькими).
Королевский Золотой Букет был и в самом деле королевским. Гости возвращали липе золотые цветы. Но не ставили их в вазочку с водой, а подбрасывали вверх и они сами по себе прикреплялись к цветоносным веткам.
- Папа, а зачем они это делают?
- Когда добрые люди делятся с медоносным деревом своей добротой - оно им платит взаимностью.
- Но ведь эти цветки были сорваны?
- Если ты добрый – твой цветок никогда не увянет. К тому же, мы их с веток не срывали. Это Золотая Липа по просьбе принцессы Медославы прислала нам июньские цветы. Если их не возвратить – пчелы не смогут собрать мед. И тогда весь год не будет сладким.
«Вы еще тут?» - солнечный зайчик вмешался в разговор и как всегда от нетерпения запрыгал.
- Что случилось?
- Еще ничего не случилось. Но если вы так долго будете стоять на месте и умничать – совсем ни чего не случится. А вы останетесь без одуванчиков и не попадете на церемонию.
«Как же я забыл!» - папа совсем не по-взрослому хлопнул себя ладонью по макушке, взял Юлю за руку и заспешил под развесистую крону. Летучий народ громко жужжал и предлагал гостям не записываться, а запиваться в участники турнира. Желающие получали восковые флакончики с нектаром и когда выпивали напиток – узнавали: кто с кем будет соревноваться. Папе выпал номер «19». Пчелка-администратор поклонилась ему и прожужжала: «Жжждите предложжжения!»
Ждать пришлось недолго. Неожиданно все мотыльки собрались в огромный хоровод и закружили вокруг дерева. Тем, кто наблюдал за этим танцем, казалось: будто бы липа вращает вокруг ствола роскошный разноцветный обруч. Он крутился все быстрее и быстрее. А потом распался и рассыпался как пышный фейерверк. Гости восторженно захлопали крылышками. А когда восхищения стихли, фиолетовый кузнечик очень важно и нарочно громко объявил: «Хозяйка всех малиново-вареньевых буфетов и Большого Липового Замка, Смотрительница Ромашковой Поляны – ее высочество Медослава Седьмая без свиты!»
Пчелы зашелестели крылышкам – так они приветствовали свою повелительницу. А Медя в привычном полосатом свитере и джинсах, но зато в короне с изумрудами, появилась перед летучим народом и объявила вторник Золотым Медовым Днем. После громких аплодисментов и шелеста крылышек, гостей пригласили к столу. Фея подлетела к девочке, поцеловала ее в щечку и негромко спросила: «Твой папа знает, что сегодня ему предстоит стать героем?» Юля удивилась. Папа смутился, а принцесса Медя осмотрела его и пожурила за небритую щетину: «Сегодня такой день! А ты...»
- А он как кактус!
«Да помолчи ты! - принцесса-фея отмахнулась от назойливого Шустрика - Причем тут кактус? Многие взрослые, даже мамы и бабушки, иногда становятся колючими. Это из-за нерешительности. Они говорят, что у них много забот, а на самом деле придумывают разные проблемы, чтобы не делать самого главного и самого важного».
- А что они должны делать?
Фиолетовый кузнечик грозно потряс клинком и выпалил: «Совершать цветные подвиги!»
- А мне бабушка рассказывала, что наш дедушка пошел на войну и стал героем. Какого цвета его подвиг?
Медя вздохнула: «У каждого подвига свой цвет, у солдатского - красный».
Юля тоже вздохнула: «Бабушка говорила, что дедушка не хотел воевать, но он очень любил свою семью. А потом ей прислали письмо с печатью и медаль…»
«Вот видишь - Медя погладила подружку по плечу – Если ты кого-то сильно-присильно любишь, ты обязательно совершишь что-то яркое и совсем необычное».
- А если я, чтобы маму не огорчать, каждый день пью молоко с пенками и складываю свои игрушки - это подвиг?
- С пенками? – фея подумала и утвердительно кивнула головой - Подвиг! Оранжевый.
- А если моя сестричка Даша стала раньше вставать и лучше учиться? Этот подвиг зеленого цвета?
- Конечно зеленого. Твоя сестричка победила лень!
«А если... - папа немного помялся - КТО-ТО ради КОГО-ТО отказался летать? Какого цвета этот подвиг?»
Принцесса помолчала и спросила: «А разве КОМУ-ТО понравилось, что ЭТОТ КТО-ТО стал обыкновенным и совсем не крылатым человеком?»
«Вам, не понять» - папа попытался уйти от ответа. Но фея заглянула ему в глаза и как будто напомнила о чем-то, известном только им двоим: «Сперва, ЭТОТ КТО-ТО, решил не рассказывать КОМУ-ТО о том, что у НЕГО волшебные летучки и что ОН умеет летать. Потом, ОН их спрятал и постарался забыть. А когда нашел и вспомнил – не смог одеть».
- Да, но они стали маленькими и немного порвались…
- Но ведь ОН насовсем отказался от полетов!
«Не насовсем… - папа густо покраснел и признался - Ведь я потом пытался выращивать кактусы...»
Юля в недоумении пожала плечами, а Шустрик тут же зашептал ей на ухо: «Это для того, чтобы кактусовыми иголками заштопать порванные летучки».
«А я... - девочка пыталась заступиться за папу, ей было неловко, что его так выговаривают - я иголку умею держать, и бабушка видела, как у меня получается нитку вставлять в ушко».
- Ты забыла, что летучки – волшебные. И обычной ниткой их не заштопать.
«Так что же мне делать?» - папа совсем расстроился. А Медя хлопнула в ладоши, приняла у фиолетового кузнечика шпагу и протянула ее папе: «Ты снова должен стать героем! И тогда…»
Неожиданно небо нахмурилось. И на поляну наползла тяжелая синяя туча. Напуганные непогодой мотыльки и пчелы бросились врассыпную. Даже стражники-кузнечики поскакали прочь с гуляния.
«Скорее в укрытие!» - фея схватила гостей за руки и потащила под навес. Но Юля отстранилась от подружки – она забеспокоилась о Шустрике. Темная туча закрыла солнце. И теперь зайчишка не мог сдвинуться с места. Он лежал на траве и бледнел.
«Как же я не догадался! - папа глянул на небо, потом подбежал к корзине с одуванчиками, захватил их как можно больше в охапку, зажмурился и громко произнес - Мой номер «19»! На раз-два-три!!!»
Сильный ветер дунул на цветы, растревожил белые пушинки и папа полетел под облака. Подружки как завороженные следили за его полетом. Одуванчики поднимали папу все выше и выше. Снизу он казался очень маленьким, а потом и вовсе стал невидимым. Юля волновалась. Медя пыталась сохранить королевское спокойствие. А зайчик дрожал от озноба. И чем темнее становилось на поляне, тем бледнее становился Шустрик. Как долго это продолжалось? Пять минут. А может быть и час. Солнечный зайчик боялся, что у Юлиного папы ничего не получится. Фея утешала Шустрика и приговаривала: «Он летать не разучился. И одуванчики у нас крепкие – ветер их не раздует». А Юля всматривалась в тучи-облака и пыталась разглядеть: что же там происходит.
«Получилось - зайке полегчало и он повеселел – Смотрите, туча стала уходить».
И в самом деле, небо прояснилось и на Ромашковую Поляну, на немного потрепанном, но все еще пышном одуванчиковом букете-парашюте опустился папа. Возбужденный и очень довольный он поставил поредевшие цветы в вазочку и улыбнулся: «Наверное, эта синяя туча никогда не причесывалась. Вот и запуталась в ветках». Юля бросилась к папе на шею: «Папа, ты настоящий герой! Твой подвиг оранжевый — ты распутал тучу и избавил Шустрика от тени. Посмотри, как солнышко сияет! И щека у тебя не колючая, а щекотная…»
«Вот вы где - мама вышла на балкон и всплеснула руками - Что ж вы окна распахнули! Глядите, сколько пуха налетело!»
«А мы... – Юля, удивилась и подумала - Ох, уж эта Медя, и когда она успела отправить нас домой?» Ей так хотелось рассказать какой у них мужественный папа, но он угадал ее мысли и погладил дочку по плечу. «А мы… - девочка подмигнула ему и придумала — а мы за облаками наблюдаем. Папа сказал, что самое большое облако как король в старинном парике! И этот пух из парикмахерской, где нашу тучу причесали!»
Мама прильнула к окну и улыбнулась: «И в самом деле, словно в парике. С такими большими пышными буклями… Ладно, парикмахеры, мойте руки и за стол».

 

Продолжение

Автор: Константин Коваль


Рекомендуйте хорошее произведение друзьям и следите за новостями в соц. сетях

опубликовано: 13-04-2016, 14:21

Комментарии:

 
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Оставьте комментарий:
Подтвердите, что вы человек: *

   
     
 

Литературно-музыкальный фестиваль Звезда Рождества Запорожско-Мелитопольская епархия