Рождественский фестиваль
поэзии и музыки

 

Я жила в этом городе тысячелетья тому

© Автор: Nekrasovskaya
Вирсавия

Ну, что ж, Господь, давай поговорим.
Не каяться пришла, но объясниться.
Скажи, Ты был когда-нибудь любим
Так, что слезою обожгло ресницы?
А если нет, то сможешь ли понять,
Что я не от избытка чувства вою?
При Урии живом была вдовою,
Не зная мужней ласки благодать.
И вдруг – Давид! Как солнце! Как рассвет!
Как ранним утром радость пробужденья!
Скажи, Господь, не Божий ли завет:
Любить друг друга до самозабвенья?
Признанием Тебя не обману.
Ведь если грезим счастьем на пороге,
Что нам страна, ведущая войну,
Герой-супруг и помыслы о Боге?
Как жестко Ты умеешь объяснять,
Не соглашаясь в доводах со мною:
Нельзя за счет других счастливым стать,
Нельзя счастливым быть любой ценою!
Вот этого Ты нам и не простишь.
Предчувствую суровость наказанья.
Но в чем, скажи, виновен наш малыш?
Зачем Ты оборвал его дыханье?
К чему вся покаянная возня,
Коль сына нет, а есть на жизнь обида?
Ты должен наказать? Казни меня!
Но, умоляю, пощади Давида!

Я жила в этом городе тысячелетья тому

Я жила в этом городе тысячелетья тому.
Там, где ныне церквушка, Дагона стояла храмина.
Я была влюблена и доверить могла лишь Ему
Эту девичью тайну, молясь о рождении сына.
Босиком на камнях, чтобы ночь поглощала шаги,
Тьмой укутавшись плотно, стояла под сводами храма
И взывала к Нему, и просила Его: "Помоги!",
На холодном полу отбивала поклоны упрямо.
А под утро едва покатилась по травам роса,
В слюдяные оконца пробились лучи золотые,
Трепеща от волненья, взглянула Дагону в глаза.
О проклятье небес! Идол слеп и глазницы пустые!
Я разбила божка, с пьедестала Дагона столкнув,
Я крушила в сердцах все, что под руку мне попадало.
Ах, никчемный болван! Как он подло меня обманул,
Ведь увидеть не мог все, о чем я его умоляла!
Много минуло лет, но я помню историю ту,
Потому никогда не молилась ни в церкви, ни в храме.
Я смертельно боюсь, я увидеть боюсь пустоту
Там, где должен быть Бог с голубыми земными глазами.

Иосиф

Неужели они? И, похоже, меня не узнали.
Робко жмутся в дверях и мешки разложили у стен.
Долог лет караван. С той поры, как меня продавали,
Постарели они. Да и я изменился совсем.
Как тогда я вопил, пробудить в них отчаявшись братство!
Как я был одинок! Сколько боли с тех пор превозмог!
Но страшила не смерть, а чужбина, предательство, рабство.
Хорошо, что в пути постоянно поддерживал Бог!
Как надменность тогда искажала родимые лица!
Но увиденный сон оказался реальным вполне.
Фараона слуге норовят до земли поклониться,
Чтоб от голода спас. А поклон их достанется мне.
Зло нельзя наказать, раскрывая при этом объятья.
Мне давно ни любовь, ни погибель семьи не нужна.
Но какие ни есть, а они - моя кровь, мои братья!
Это выше, чем месть. Эй! Насыпьте пришедшим зерна!

Авраам

Любимый народ мой! Пред кем преклоняешься ты?!
Не в силах душа принимать этих идолов хилых.
Я истину знаю. Пред нею бледнеют мечты.
Дорога светла, и с нее не сверну до могилы.
О как убеждали меня, что повсюду лишь мрак!
И мерзким божкам поклоняться учили с рожденья!
Но чувствовал я, сколь они несуразны, и как
Я громко смеялся, народ, над твоим заблужденьем
И сам познавал я: отчаянны к Богу пути,
Хоть часто казалось, что истина рядом витает.
Как страстно хотелось мне Бога такого найти,
Склонясь пред которым, себя человек обретает!
Я долго искал, я упорно блуждал в темноте,
Стараясь постичь: Он - звезда ли, вода ли, мгновенье?
И лишь осознав, что един Он всегда и везде,
В душе ощутил теплоту при Его приближенье.
Я с Ним говорил! И во мне разлилась благодать.
Знать, прожил не зря. И поэтому счастлив без меры,
Уверенный в том, что и детям смогу передать
Бесценным для жизни сокровищем - Бога и веру.
А Он обещал, что моих не оставит детей,
Что свет перед ними нести никогда не устанет,
И мир весь наполнит безбрежной любовью своей.
Я верую, Господи! Пусть это сбудется! Амэн.

Подобие

Говорят, по подобью Божьему
Сотворен человек Всевышним.
Только силы у нас ничтожные,
Да и голос - не гром, чуть слышный.
А клыки у зверья внушительней,
И острее чутье намного.
Почему же мы так решительно
Признаем, что подобны Богу?
В чем основа такого вывода,
Если в душах не видно света?
Знать, подобие - в праве выбора
И в ответственности за это.


Рекомендуйте хорошее произведение друзьям и следите за новостями в соц. сетях

опубликовано: 17-12-2015, 13:53

Комментарии:

 
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Оставьте комментарий:
Подтвердите, что вы человек: *

   
     
Цитата
  • Группа: Почетные гости
  • комментирует:
  • Пользователь offline
^
!!!! Как всегда
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Цитата
  • Группа: Почетные гости
  • комментирует:
  • Пользователь offline
^
Людмила, как это всегда актуально.
"Зло нельзя наказать, раскрывая при этом объятья.
Мне давно ни любовь, ни погибель семьи не нужна.
Но какие ни есть, а они - моя кровь, мои братья!
Это выше, чем месть. Эй! Насыпьте пришедшим зерна!"
Горько, но жизнеутверждающе. А как талантливо!
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
 

Литературно-музыкальный фестиваль Звезда Рождества Запорожская епархия